Статьи бизнес-тренеров

КАК ГЛАВНЫЙ БУХГАЛТЕР СТАЛ КДЛ?

(Автор статьи - Медведев А.Н., 08.2020)


Понятие КДЛ

КДЛ – это контролирующее должника лицо.

Согласно ст. 61.10 Федерального закона РФ от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ (далее по тексту – Закон о банкротстве) под контролирующим должника лицом (далее по тексту - КДЛ) понимается физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий.

При процедурах банкротства организаций при недостаточности у организаций имущества для погашения задолженностей к взысканию этих задолженностей привлекаются КДЛ, в связи с чем в каждом конкретном случае банкротства организации важным является установление КДЛ.

В п. 3 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 21 декабря 2017 г. № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника к ответственности при банкротстве» разъяснено:

В п. 7 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 21 декабря 2017 г. № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника к ответственности при банкротстве» разъяснено:


Ответственность КДЛ при банкротстве организации

Ответственность КДЛ является гражданско-правовой, поэтому убытки подлежат взысканию по правилам ст. 15 ГК РФ, согласно которой под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). В соответствии с п. 1 ст. 1064 ГК РФ причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. По смыслу ст. 15 ГК РФ и ст. 1064 ГК РФ для привлечения к гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков необходимо доказать совокупность следующих необходимых элементов: наличие и размер убытков, противоправность поведения их причинителя, а также наличие причинно-следственной связи между соответствующим противоправным поведением и убытками.

Недоказанность хотя бы одного из элементов состава правонарушения является достаточным основанием для отказа в удовлетворении требований о возмещении убытков.

В этой связи ответ на вопрос, является ли главный бухгалтер организации КДЛ, зависит от конкретных обстоятельств.


Судебная практика

Так, в постановлении АС Дальневосточного округа от 29 ноября 2019 г. № Ф03-5497/2019 по делу № А24-4537/2016 констатируется, что главный бухгалтер организации может нести солидарную ответственность с руководителем, если будет доказано, что она по указанию бывшего руководителя или совместно с ним совершила действия, приведшие к возникновению спорных убытков у должника. В постановлении АС Дальневосточного округа от 4 октября 2019 г. № Ф03-4207/2019 по делу № А24-4537/2016 констатируется, что в материалы дела не представлено доказательств того, что у главного бухгалтера была возможность осуществления фактического контроля, то есть не доказано, что бухгалтер давала должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определяла его действия.

В постановлении АС Московского округа от 30 мая 2019 г. по делу № А40-151891/2014 была рассмотрена претензия конкурсного кредитора должника к главному бухгалтеру банка, которой было поставлено в вину то, что она не препятствовала выдаче банком заведомо невозвратных кредитов заемщикам, в частности, не обращалась к председателю правления банка с соответствующей информацией а также, несмотря на наличие у банка признаков неплатежеспособности, не препятствовала проведению ряда банковских операций по списанию денежных средств со счетов банка, выплате премий себе и председателю правления банка. Вместе с тем, как отметил суд, конкурсным управляющим должника не представлено доказательств извлечение главным бухгалтером выгоды из совершенных сделок, впоследствии признанных недействительными. Как не представлено и доказательств, которые бы свидетельствовали о том, что главный бухгалтер имела более широкие полномочия, чем предполагают функции главного бухгалтера, а именно, имела возможность определять условия заключаемых сделок, давать указания об их заключении. Само по себе получение главным бухгалтером премии в размере 4 176 000 руб., как правильно указал суд первой и апелляционной инстанции, не дает достаточных оснований для возложения на нее субсидиарной ответственности перед всеми кредиторами банка в размере 605 569 663, 68 руб. В связи с этим суд не нашёл оснований для привлечения главного бухгалтера к субсидиарной ответственности. Примечательно, что при повторном рассмотрении данного дела по вновь открывшимся обстоятельствам в постановлении АС Московского округа от 9 октября 2019 г. эпизод с главным бухгалтером не упоминается.

В постановлении АС Уральского округа от 14 ноября 2019 г. № Ф09-7260/19 по делу № А50-27460/2015 отмечено, что суды не установили оснований для вывода о том, что Я.Н.В., которая в период выдачи займов являлась главным бухгалтером должника, являлась лицом, относящимся к категории контролирующих должника лиц, указав, что при выдаче займов она выполняла функции, предусмотренные ее должностными обязанностями, выгодоприобретателем по указанным сделкам не являлась.

В постановлении АС Поволжского округа от 20 января 2020 г. № Ф06-54079/2019 по делу № А65-2690/2017 суды также не согласились с привлечением к субсидиарной ответственности лица, исполнявшего функции бухгалтера организации:


Как всё-таки главный бухгалтер стал КДЛ? 

Несмотря то, что по общему правилу главный бухгалтер организации-должника не является КДЛ, в постановлении АС Московского округа от 29 июля 2019 г. по делу № А40-161770/2014 (оставлено в силе Определением ВС РФ от 27 ноября 2019 г. № 305-ЭС19-21244) главный бухгалтер наряду с руководителем организации признан КДЛ:

Примечательно, что главный бухгалтер организации не осуществлял руководство организацией, однако осознавал противоправную деятельность организации и отражал в учёте заведомо ложную информацию. И всё это признал на допросе – в то время как мог не распространяться о всех известных ему нюансах деятельности организации, ограничившись лишь рассказом о своих бухгалтерских обязанностях, которые никак не предусматривают проверку фактического исполнения субподрядчиками своих обязанностей.

Согласно п. 3 ст. 9 Федерального закона РФ от 6 декабря 2011 г. № 402-ФЗ «О бухгалтерском учёте» лицо, на которое возложено ведение бухгалтерского учета, не несёт ответственность за соответствие составленных другими лицами первичных учетных документов свершившимся фактам хозяйственной жизни. Если бы главный бухгалтер ограничился на допросе рамками своих непосредственных профессиональных обязанностей, то не навлёк бы на себя субсидиарную ответственность по долгам организации. Но за свои необдуманные слова пришлось расплачиваться суммой свыше 48 млн.руб.!

В заключении следует напомнить мудрые слова незабвенного бравого солдата Швейка: «Главное дело, никогда на суде не говорить правды. Кто даёт себя околпачить и признаётся – тому крышка. Из признания никогда ничего хорошего не выходит».


Тренер:  Медведев Александр Николаевич



БЛИЖАЙШИЕ СЕМИНАРЫ И ТРЕНИНГИ
Календарь всех программ >
5 СЕНТЯБРЯ 2022
мастер-класс
Максима БАТЫРЕВА

«КАК ПРОДАВАТЬ В РОССИИ.
БОЛЬШЕ ВСЕХ!»

28-29 СЕНТЯБРЯ 2022
бизнес-семинар
Алексея МОЛВИНСКОГО

«КОСТКИЛЛИНГ 3.0: МЕТОДЫ ОПТИМИЗАЦИИ ЗАТРАТ»

11 НОЯБРЯ 2022
реалити — тренинг
Владимира ЯКУБЫ

«ПРОДАЖИ 5.0»

6-7 ДЕКАБРЯ 2022
бизнес-семинар
Алексея МОЛВИНСКОГО

«ЛУЧШАЯ ПРАКТИКА ПЛАНИРОВАНИЯ И КОНТРОЛЯ»


Напишите нам в WhatsApp!

Написать в WhatsApp

Мы ответим на любые ваши вопросы!

В ближайшее время